« …современный человек хочет постоянно следить за временем, даже если находится вдалеке от камина! ».    Фраза времён К. ФАБЕРЖЕ.
Вечер 23 сентября 1920 года.
Всё как всегда.     Карл дочитал очередную книгу, под мерное тиканье настольных часов. Настольные компактные часы ввёл в употреблении Карл Фаберже – как альтернативу  тяжелым каминным .

В те годы говорили – « темп жизни меняется, ускоряется, и современный человек хочет постоянно следить за временем, даже если находится вдалеке от камина! ».

Настольные часы «Лунный лик».
Часы с ясно читающимся на фоне ночного звёздного неба лунным ликом сделаны в мастерской Генрика Вигстрема. Окаймлённая жемчугом Луна вырезана из горного хрусталя, под который положен кусок фольги. Благодаря этому достигается очень мягкая светотеневая игра. Вокруг лунного диска идёт полоска эмалевого циферблата с римскими цифрами и кончиками стрелок. Выполненные из алмазных «роз» звёзды, мерцающие на синем фоне расходящихся из центра гильошированных лучей, образуют созвездия Большой и Малой Медведиц.

Тикают, тикают…

С каждой минутой приближая день годовщины горькой эмиграции.

Тихое звучание часов заполняет всё пространство комнаты и дома.

Карл засыпает, но спит ли? Это не его комната, не его дом…

Его дом, там в Санкт-Петербурге. В городе где он родился 30/по новому стилю/ мая 1846 г., где было создано дело его жизни.

Его дом там, и даже не дом, а настоящая «Империя» .

Дом по адресу в центре Петербурга на Большой Морской называли “страной в стране”.

Судите сами: В 1898 году участок с домом приобрёл купец 2 гильдии, потомственный петербуржец Карл Фаберже, служивший при дворе основным поставщиком и оценщиком ювелирных украшений.

В 1899-1900 годах располагающееся здесь здание было полностью перестроено по проекту К. К. Шмидта, двоюродного племянника Фаберже.

Отделка и внутреннее убранство дома вполне соответствовала неповторимому англо-готическому исполнению. Ярусы окон с витражами, трельяжные решетки с вьющимися цветами, керамическая плитка для облицовки, лестничные ограждения — собранные вместе, эти элементы создавали неповторимый и романтический настрой.

На этажах дома располагались дизайнерские студии, художественные мастерские, администрация, студия для обучения. Квартира семьи Фаберже. На первом этаже расположился магазин готовых изделий из золота и бриллиантов. Здесь были выставлены уникальнейшие творения мастеров-ювелиров.

Всё  требовало особого хранения и у Фаберже был один из лучших в России сейфов – «блиндированная» (бронированная) комната-лифт; на ночь её поднимали до уровня второго этажа и держали под током.

Это уже после Февральской революции постоянные клиенты, зная безукоризненную честность Фаберже, стали приносить в магазин на хранение свои драгоценности.

А пока тут было всё, что нужно для жизни и работы. Оранжерея для отдыха, столовая, кабинет врача.

И всю эту “Империю” он подчинил и наполнил своим талантом, прозорливым умом, полётом, ничем неограниченной, фантазии, коммерческой хваткой.

 

Всё началось, когда юному Карлу исполнилось 26 лет, в 1872 году, сразу после женитьбы, и на его молодые плечи легла почётная обязанность возглавить руководство ювелирной фирмой отца (организованную им еще в 1842 году). Отец неслучайно передал бразды правления сыну – Карл был не только смышлёным и одарённым, но и получил серьёзное образование. Он объездил всю Европу, обучившись ювелирному мастерству в школах немецких городов Дрезден и Франкфурт у самого Йозефа Фридмана. Он изучал коммерцию во французском коммерческом колледже Шлосса в Париже, историю искусств в музеях Европы, прикладное искусство в музее Виктории и Альбера в Лондоне, мастерство реставрации – в музее Эрмитаж. (Кстати, отреставрированные им старинные украшения и по сей день экспонируются в Золотой кладовой прославленного музея Санкт-Петербурга!). Как точно назвал его один современник – молодой Карл был достойным мастером своего дела,  учёным и образованным ювелиром.

  23/09/1920 год

«Я ловил неповторимую сиюминутность» 

К. ФАБЕРЖЕ.

В Лозанне врачи постоянно наблюдавшие за состоянием Карла уже определили болезнь, которая тихо забирает его жизнь – рак печени. Но Фаберже находится в полной ясности ума, вот только сон тревожный.

В густых сумерках  Карл взором наткнулся на вазу с букетом цветов – застыл и стал внимательно искать любимый цветок – Викторию Асперулу. 

«В этой мешанине хрупкому стебельку не место».

Сегодня невозможно оторвать глаз и от ботанических чудес – цветов и ягодных веточек в камне. 

Забавно, но факт: большинство нынешних зрителей восхищает то, за что эти миниатюрные произведения искусства отчаянно ругали современники: какое огромное количество труда и сколько материала затрачено на малюсенькую имитацию! 

А ведь все они были нежно любимы российскими императрицами и английской королевой Александриной Викторией. 

Особым шиком у мастеров-камнерезов считался не столько сам цветок, сколько сосуд, как будто наполненный кристально-чистой водой.

Характерной особенностью цветочных композиций от Фаберже – в стаканчике всегда стоит один стебелек. (Фальсификаторы любят делать вазочку с букетом!).

Каменные цветы помогали решить проблему подарка. «Иногда неудобно дарить бриллианты, а такая вещь подходит», считал Карл Фаберже. 

Для своих каменных шедевров Фаберже использовал горный хрусталь, халцедон, сердолик, агат, аквамарин, опал, яшму, обсидиан, нефрит, родонит и другие камни. Камни подбирались с большим вкусом, а Фаберже мог умело изменять естественный цвет минерала, получая нужные оттенки и тона. Именно Фаберже восстановил знаменитую технику лиможских эмалей, доведя число оттенков до 140 ! Он смело сочетал благородные и неблагородные материалы. Весь талант, фантазия художника, мастерство виртуозного эмальера, камнереза и кропотливый труд Карла Фаберже проявились здесь в полном объёме. Изделия были максимально приближены к природе. В московской мастерской Фаберже разбили специальную теплицу, где выращивали растения, служившие впоследствии моделями для миниатюр из камней. Сохранился рабочий альбом Карла Густавовича с подробными фотографиями живых цветов.

Изделия не клеймили из-за хрупкости материала.

Из серии цветов в вазочках с “водой” из горного хрусталя, пожалуй, самый знаменитый цветок – это одуванчик из Оружейной палаты Московского Кремля. Самым поразительным в этом цветке является то, что на концах его серебряных тычинок непостижимым образом закреплён настоящий пух от одуванчиков. Мало того, сверху разбросаны ещё мелкие бриллианты, которые при определённом освещении сверкают, подобно каплям росы.

Для экспертизы пуха вызывали даже учёных-биологов, и те достоверно установили, что он является настоящим, а возраст пуха соответствует дате создания этого шедевра – около ста лет. Каким образом Фаберже удалось закрепить невесомые пушинки и добиться их сохранности – совершенно непонятно.

В ночь с 23-го на 24 сентября Карл уснул глубоким спокойным сном. Он заслужил этот отдых, хотя родственники и близкие друзья с грустью наблюдали за внутренними переменами, видели его потерянным, ослабленным… 

“Жизни больше нет.” – часто бубнил себе поднос Карл. 

Такую жизнь без дела он не хотел принимать. Ведь все 50 лет  его жизнь представляла собой блистательную мировую карьеру.

В 1882 году на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве изделия молодого мастера Карла Фаберже привлекли внимание Александра III – который пригласил его во дворец. 

Когда Александр III принял решение (в 1885 году) сделать жене Марии Федоровне особый пасхальный подарок, он попросил Карла проявить не только смелую фантазию, но и дать волю своим чувствам. Так родилось первое (одни исследователи утверждают, что всего существует ровно 50  яиц  от Фаберже, но есть ещё порядка 15 таких же по красоте яиц. Не все  из них известны …)  уникальное яйцо Фаберже – куриное яйцо, покрытое снаружи скорлупой-белой эмалью, а внутри матовым золотом, имитирующим желток. Внутри яичка пряталась курочка, сделанная из цветного золота с рубиновым яичком и бриллиантовой короной. Прелестный по изяществу и совершенно оригинальный, необычный презент – был встречен эмоционально и восторженно всеми членами семьи и самой Марией Фёдоровной. 

Среди заказчиков Фаберже были: золотопромышленник Александр Фердинандович Кельх), Феликс Юсупов, племянник Альфреда Нобеля, семья Ротшильдов, герцогиня Мальборо. 

Клиентами Дома были состоятельные люди – князья, американские миллионеры, промышленники, аристократы, Эмир Бухарский. 

Фаберже был единственным российским ювелиром, который являлся придворным ювелиром королей Дании, Швеции, Англии, Болгарии, Норвегии, Сиама.